Об Александре Ивановиче Чеснокове рассказала его жена, Лидия Ивановна, которая раньше работала учительницей начальных классов в деревне Беклюшки.
Александра Ивановича нет рядом с нами вот уже 10 лет. Он родился 26 декабря 1921 года в д. Беклюшки. Родители - крестьяне. Окончив 7 классов, поступил учиться на токаря. В 19 лет женился, а в апреле 1941 года его призвали в армию. По прибытии в воинскую часть его направ¬ляют в летную школу в Среднюю Азию. Ребята попались дружные, и учиться всем нравилось. Только радость была недолгой, так как в июне началась война. Александра Ивановича отправляют на фронт. Он по¬падает в артиллерийские войска.
В это время шли жестокие бои под Ельней. Перед солдатами была поставлена задача - победить. И они старались любой ценой защитить свою Родину, своих любимых, тех, кто остался дома. Было очень страш¬но, но страх побеждали. В одном из боев Александра Ивановича Чеснокова ранило в челюсть. Раненый, он уже не помнил, как получил второе ранение в ноги. Встать он не смог и продолжал лежать на зем¬ле. В этом бою погибло много боевых товарищей
Спасти от немцев всех раненых не смогли, и многие попали в окруже¬ние к фашистам. Немцы отправили раненых бойцов в лагерь в Смо¬ленскую область, а через некоторое время - в Ригу. Лидия Ивановна вспоминает о своей поездке в Ригу к родственникам уже в послевоен¬ные годы. Ей показали те казармы, в которых жили военнопленные. Зданий было много и все - жуткие. Из Риги военнопленных отправляют в Германию. К пленным относились грубо, жестоко.
Так Александр Иванович и прожил всю свою жизнь с осколком в челю¬сти. Здоровье из-за ран стало ухудшаться, и он попадает в госпиталь для военнопленных. Лидия Ивановна не помнит, в каком это было гер¬манском городе. Когда советские войска бомбили этот город, то снаряд через крышу пролетел мимо его нар и застрял рядом в полу, так и не взорвавшись. Александр Иванович очень часто вспоминал этот случай и был благодарен судьбе, которая оставила его в живых.
Вместе с товарищами дважды бежал из лагеря, но их возвращали, избивали и снова бросали в казармы. А условия жизни становились еще тяжелее. Кормили баландой, то есть пищевыми отходами, разве¬денными водой. Воды давали мало, а пить очень хотелось, так как ра¬ботали много, и работы были очень тяжелыми. В казарме была сточная труба для пищевых отходов, и туда подбирались украдкой, чтобы что-нибудь съесть.
Пленные, в основном, были похожи на скелеты. Но и в это время находились веселые ребята. Посмотрят друг на друга и засмеются. Смех помогал выживать. К концу войны из Германии морем переправили военнопленных в Норвегию. Переправляли на барже более двух ты¬сяч человек. Не дойдя до берегов Норвегии примерно километр, баржа подорвалась на мине и стала тонуть. Кто успел выпрыгнуть и немного отплыть, те выжили: воронка не затянула. От берега было недалеко, и жители Норвегии спасали их.
На душе было радостно, что жив и здоров, а остальное осталось преж¬ним. Это тот же лагерь для военнопленных. В Норвегии к пленным относились хорошо. Часто приносили продукты питания, были добры¬ми. Когда объявили, что война закончилась, радости не было предела. "Но эта радость была еще не для нас, военнопленных, - часто вспоми¬нал Александр Иванович. - Мы еще много хватили горя".
Но жизнь в лагере немного улучшилась, так как немецкие надзирате¬ли исчезли. Остались норвежские охранники, и пленных стали выпус¬кать на волю. Заходили в норвежские дома, и в любом доме можно было что-нибудь поесть. Стали немного поправляться и из скелетов превращаться в более-менее нормальных людей.
Из Норвегии через Финляндию пленных отправляли в Челябинск для проверки. Проверка прошла успешно. Домой Александр Иванович вер¬нулся только в 1946 году. Жена Антонида умерла, когда Александр Иванович был в Челябинске. Сын Саша, который родился в 1941 году, воспитывался у бабушки.
Приехал в свои родные Беклюшки. Люди по-разному относились к тем, кто был в плену. На первых порах он уехал работать в Ярославль, но потом вернулся и стал работать в колхозе бригадиром, учился на ветфельдшера, работал зоотехником, а также ветфельдшером. После ухода на пенсию продолжал помогать родному совхозу "Рассвет".
Лидия Ивановна рассказала, как часто Александр Иванович вспоми¬нал те далекие годы в плену. Он старался выжить, много работал и был добрым к товарищам. Любил животных, особенно лошадей. Приучал молодых лошадей работать в упряжке и под наездником. Будучи вет¬фельдшером, часто выезжал и на ночные вызовы не только на колхоз¬ные и совхозные фермы, но и к колхозникам.
Александр Иванович награждался правительственными наградами, грамотами от совхоза "Рассвет".

ЛИДИЯ ИВАНОВНА
Лидия Ивановна очень тепло рассказывала о муже, показала фото¬графии. Но и сама она - из тех, кто приближал Победу.
Родилась в деревне Подольново 10 декабря 1922 года. Окончила Даниловское педагогическое училище. Радостно и весело прошел вы¬пускной вечер. Приехала домой вечером, немного уставшая. Подели¬лась радостью с родителями и близкими. В приподнятом настроении легла спать. Утром 22 июня сосед Александр Демьянович сообщил де¬ревенским о том, что началась война.
"Прошло более 60 лет, а этот день запомнился мне на всю жизнь, - вспоминает Лидия Ивановна. - Круто изменилась жизнь не только мо¬лодых людей, но и пожилых. Семерых девушек из нашего выпуска рас¬пределили в Новосибирскую область.
Когда мы узнали о начавшейся войне, поехали в педучилище с просьбой, чтобы нас оставили где-нибудь поближе. Ответ был катего¬ричным - куда направили, туда и поедете, иначе будем судить. В те годы с дисциплиной было строго. Мы безропотно поехали на работу. До Но¬восибирска ехали две недели с постоянными пересадками. Военные сопровождали с Дальнего Востока оружие на фронт и обратно возвра¬щались в свои части. В Свердловске должны были компостировать би¬леты. В первую очередь это делали тем, кто с детьми, эвакуированным и военным. Мы были молодыми, красивыми, и на нас заглядывались молодые люди. Помню, сидим на улице в скверике, а мимо нас прохо¬дят трое военных. "Девчонки, что так долго здесь сидите и никуда не едете?" - “Да у нас неприятности, не можем прокомпостировать биле¬ты". - "Так это не большая беда". Все стали думать, как найти наилучший вариант, чтобы всем вместе ехать дальше. Быстро появились "сестры", "жены". И таким образом мы смогли ехать дальше. Задорные и весе¬лые, со своими маленькими чемоданами добрались до Новосибирска.
В областном отделе образования меня и двоих подруг направили в Пихтовский район, до которого было 80 километров. Добирались на пароходе. В половине дороги находился постоялый двор. Там нам за¬казали баню, мы вымылись, появилась радость, сила. И снова - в путь. С приключениями, но благополучно добрались до поселка Пихтовка. Ве¬чером были удивлены тем, что коров на двор не загоняли. Они гуляли всю ночь по улице. Распределили меня в Морчихинскую начальную школу. Поселились у заведующей, а позднее я перешла жить к чувашам. На квартире со мной жила молодая медсестра. Чуваши разговаривали на своем родном языке. Я часто думала, что они говорят обо мне. Сижу, плачу, и в такие минуты всегда приходила моя спасительница - медсес¬тра. Поговорит со мной и успокоит.
В начале войны на складах, в магазинах было много продуктов. Затем стало голодно. Хлеба не давали с половины зимы. Выдавали кило¬грамм муки на месяц. Что хочешь, то и делай с ней, литр молока стоил 40 рублей. Зарплата учителя 240 рублей в месяц. Жить было трудно, и заведующая взяла меня к себе. Вспоминается такой случай. На посадку не было картофеля. Мы с заведующей выменяли продукты на два вед¬ра картошки, а она оказалась гнилой.
На питание денег не хватало. Ослабла, заболел желудок. Но мир не без добрых людей. Председатель колхоза пожалел меня. "Дочка! Иди к нам в колхоз принимать молоко. Молока пей столько, сколько сможешь, и поправишься!" Встретила офицера Алексея Павловича Акимова. Выш¬ла замуж. Прожили неделю, он ушел на фронт и погиб в конце войны в Германии.
Меня к концу войны перевели в другую неполную школу. Преподава¬ла в старших классах. Помню, случился пожар, но школу отстояли. Год работала инспектором роно. В самом конце войны уехала в родной Даниловский район Ярославской области. Работала в Беклюшкинской начальной школе учителем и заведующей. Участвовала в обществен¬ной жизни сельского Совета, организовала кружок художественной самодеятельности.
После войны люди жили бедно, многие ребята не имели одежды, обуви, чтобы каждый день ходить в школу. Я часто посе¬щала такие семьи, сама обучала ребят на дому. Часто приходила в школу имени Мичурина и встречалась с учениками".
Сейчас Лидии Ивановне за 80 лет. Живет она с дочерью - инвалидом детства. Вспоминая те далекие годы, Лидия Ивановна благодарна людям, ко-торые встретились на её пути в Новосибирской области. Они научили её работать, любить людей, а самое главное - выживать.

2005 год.