Затянулись ваши раны,

Поросли травой траншеи,
Постарели ветераны,
Только память не стареет...
В моем родном селе живет человек с удивительной, не похожей ни на чью героической судьбой - Михаил Николаевич Мочёнков. Он воевал на фронте, был ранен и был похоронен дважды...
Родился Михаил Николаевич в 1924 году, рос, учился и жил, как и все его сверстники: скакал на лошади, бегал на поле вязать лён, бродил по лесу, собирая грибы и ягоды, в общем, жил деревенской жизнью со всеми её горестями и радостями.
Но повзрослеть пришлось рано: в сорок первом началась война, в 16 лет Миша попробовал военного хлеба, работая близ г. Рыбинска на трудовом фронте. В 18 лет был призван в действующую армию, это был 1942 год. В семье он стал третьим фронтовиком. Мать к тому времени уже похоронила старшего сына. Воевал Миша геройски, не прятался за спины товарищей и всей душой верил: «Война кончится, победа будет за нами!»
В 1943 году в бою его ранило. В свою часть не попал, подобрали другие, а домой полетела страшная весть - похоронка. Оплакала мать и своего Мишеньку. А в конце января идёт письмо: «Жив, нахожусь в госпитале в Ярославле». Как попасть туда? Пантелеево - бомбят, Путя¬тино - бомбят... Но есть ли преграды для родителей? Собрались, поеха¬ли, первый раз не попали, но материнские слёзы, убитый горем отец помогли повидаться с сыном. И очень вовремя, - вскоре его перевели в Тутаев. А раны раньше ведь не зашивали, как затянутся, так и на фронт. Вышел Михаил из госпиталя и - в бой.
Это был сорок четвертый год. В августе того же года домой вновь летит похоронка. Не передать словами боли, горя, слёз, которые выпали на долю Мишиной мамы. Но что делать - война... И не знал тогда никто, что Миша с другом почти месяц пробыли в окруже¬нии... Горел сарай, батальон был в окопах. Михаил с товарищем, уви¬дев немцев, залезли на чердак дома и пробыли там почти месяц, пита¬ясь лишь горохом да яблоками, добываемыми в ночные вылазки. Внизу немцы вооруженные разгуливают, песни распевают, а вверху – полуголодные и обросшие Михаил со своим однополчанином. Оружие, конеч¬но, у них было, но их-то двое, а немцев много, пару человек убьешь - и на свободу не выйдешь, и сам погибнешь. Решили, что лучше молчать. Немцы на чердак даже ни разу не лазали, поэтому они и остались живы. Потом увидели наших. То-то было радости! Встреча с товарищами! Вы¬жили, повезло - видно, родились в рубашке! Снова - жизнь!
И снова - в пекло, - фашисты ещё сопротивляются. Прошагал Миша через всю страну и долгожданное, сладкое слово «Победа!» услышал в Прибалтике. Уже все мысли были о доме, манили малиновые закаты над Ухрой, да ещё дома ждала Мишу трёхрядка, гармонист он отменный.
Воинов в деревне встречали с почётом. Устраивали праздники, бесе¬ды, здесь же и встретил Миша Галю, Галину Владимировну, первую плясунью в деревне. И вскоре сыграли весёлую свадьбу. Вырастили двоих прекрасных сыновей, Сергея и Владимира. 30 лет проработал Михаил Николаевич трактористом и комбайнером в колхозе «Колос». А когда уходил на пенсию, его жена, Галина Владимировна, обрати¬лась в военкомат с просьбой поднять архив военных лет. Без труда нашли похоронки: «Мочёнков Михаил Николаевич погиб в январе 1943 года». Извещение вручено Мочёнкову Н. Я. (отцу). И то же самое - ав-густ 44-го. И только в декабре 1984 года напротив этих страшных изве¬щений появилось слово «жив»! В декабре 2004 года Михаил Николае¬вич отпраздновал своё 80-летие.

2005 год.