Уходят фронтовики. Вместе с ними часто утрачиваются и яркие страницы их подвигов. Так не должно быть. Мой рассказ – об одном из тех, кого давно нет в живых – танкисте Юрие Леонидовиче Студенцове, участнике Сталинградской битвы, её операции «Кольцо».

Танки для себя делали сами

   Родился он в 1917 году в с. Никольское Даниловского района в семье служащих. В 1933 году, после окончания Середской школы, поступил в ФЗУ при Ярославском резиноасбестовом комбинате, получил специальность слесаря, остался на комбинате. В 1938 году был призван в рабоче-крестьянскую красную армию. Служил в отдельной танковой роте механиком-водителем Белорусского военного округа. 17 сентября 1939 года часть, в которой он служил, участвовала в освободительном походе наших войск в Западную Украину и Западную Белоруссию. Позднее Юрий Леонидович вспоминал, как население буквально засыпало освободителей цветами. Потом служил в особом корпусе Белорусского военного округа в Литве. В конце 1940 был демобилизован.

     Вернувшись в деревню, женился, взяв в жены местную девчонку Марию. Счастливая семья строила планы на будущее. Но началась Великая Отечественная война, и Юрия призвали на фронт. Он верил в близкую победу, рвался в бой, а его вместе с другими бойцами повезли за Уральский хребет, где на спешно эвакуированном тракторном заводе в г. Челябинске пришлось делать танки. «Надежнее стройте: самим на них придется бить фашистских захватчиков», - говорили командиры. Строить танки в приспособленных на скорую руку мастерских, почти под открытым небом, было нелегко. На 40-градусном морозе работали по 12 часов в сутки, сами делали себе инструмент, недоедали. В марте 1942 года Юрий Леонидович прошел переподготовку на механика-водителя танка КВ, в июне стал старшим механиком-водителем 102 танковой бригады. Маршевая рота 30 запасного гвардейского танкового полка, в которой он служил, вошла в состав 4-го танкового корпуса и вскоре была направлена в Курскую область.

      Из воспоминаний Ю. Л. Студенцова:

       «В районе поселка Горшечное Курской области участвовали в танковых боях. Под напором превосходящих сил противника отошли за Дон в район города Лиски Воронежской области. В августе 1942 получили пополнение танками. Погрузились на платформу, прибыли под Сталинград. Вели бои за станцию Котлубань, из которой выбили немцев, в жестоких боях понесли большие потери. Корпус переформировали. Оставшиеся танки с экипажами в начале сентября 1942 года перегнали в 121 танковую бригаду 64 армии. В составе этой бригады наш танк участвовал в боях за разъезд Конный Городищенского района, каждый день отбивали по несколько атак противника. За эти бои я был награжден Орденом Красной Звезды».

      А вот что вспоминает об этих боях генерал-лейтенант танковых войск Николай Орлов, в 1942 году - гвардии лейтенант, командир танковой роты 3-го гвардейского Сталинградского механизированного корпуса: «...Тяжело было, но сознавали, что где-то еще тяжелее. И верно, между Доном и Волгой войска наших 62-й и 64-й армий в ожесточенных боях сдерживали натиск превосходящих сил противника».  

    Не удивительно, что там, между Доном и Волгой, 24 сентября 1942 года Юрий Студенцов был тяжело ранен в голову.

     Из воспоминаний Ю. Л. Студенцова:

    «Ранили меня ночью, а на рассвете немец пошел в атаку. Куда из танка выскочишь!? И кто его поведет? – объяснил он, почему в госпиталь попал только через три дня. - Ну и хорошо, что не ушел. У нас этот бой был удачный. Три танка уничтожили, наблюдательный пункт сбили, генерала в плен взяли. А в госпитале долго не залеживался: скучно как-то без своих ребят, свыкаешься с ними. Полегчало немного, и стал проситься к своим. По приказу командования по ночам с нейтралки вытаскивали подбитые танки. 19 ноября 1942 года в районе станицы Клетской прорывали оборону немцев».

Студенцов говорит об этом сухо, ограничиваясь фактами. Между тем, операция в районе станицы Клетской замкнула кольцо Сталинградской группировки врага, и главную роль в этом сыграли подвижные группы армий – танковые и кавалерийские корпуса. Наступлением руководил генерал-полковник Герой Советского Союза Иван Николаевич Чистяков, бывший командующий 21-й армией. Ранним утром 19 ноября 1942 года после мощной артподготовки, длившейся 1 час 20 минут, наши войска перешли в контрнаступление. Была освобождена станица КлетскаяРанним утром 19 ноября 1942 года после мощной артподготовки, длившейся 1 час 20 минут, наши войска перешли в контрнаступление. Была освобождена станица КлетскаяРанним утром 19 ноября 1942 года после мощной артподготовки, длившейся 1 час 20 минут, наши войска перешли в контрнаступление. Была освобождена станица КлетскаяЭто в Клетской после Победы поля не распахивались еще 27 лет — они были напичканы минами, осколками, неразорвавшимися снарядами. Совхозные трактора вышли на пахоту лишь в 1969 году. 22 декабря 1942 года  Юрий Студенцов был награжден медалью «За оборону Сталинграда».

Операция «Кольцо». Начало

     Но самым запоминающимся в ходе войны стало для Юрия Студенцова участие в операции «Кольцо», финальном акте Сталинградской эпопеи. Германские войска были полностью разгромлены, немецкий военный гений посрамлен.

    Ликвидация окруженной группировки противника была возложена на войска Донского фронта генерал-полковника К. К. Рокоссовского. С 1 января 1943 г. в состав Донского фронта были переданы ранее находившиеся под управлением Сталинградского фронта 57, 64 и 62-я армии. Сталинградский фронт ликвидировался, а вместо него появился Южный.

      С 10 января по 2 февраля 1943 года силами Донского фронта были разгромлены 22 дивизии противника, а также около 160 частей из 6-й полевой и 4-й танковой армий вермахта. Погибло около 140 тысяч фашистов, в плен сдалось 113 тысяч, из них 2500 офицеров, 24 генерала и один генерал-фельдмаршал. В Великой Отечественной войне наступил перелом.

     Операция «Кольцо» предусматривала расчленение окруженной группировки фашистов ударом с запада на восток и в качестве первого этапа - уничтожение вражеских войск в юго-западном выступе окружения. В дальнейшем наступающие должны были последовательно расчленить окруженную группировку и уничтожить ее по частям. Задача 64-й армии, в которой воевал Студенцов, состояла в том, чтобы в районе поселка Красный Октябрь ударить по немцам навстречу 66-й армии, сомкнуть  эти удары и отсечь район заводов "Баррикады" и "Красный Октябрь" - гордости первых советских пятилеток - от основной группировки противника.

     Из воспоминаний Ю. Л. Студенцова:

    «20 января 1943 года армии Донского и Южного фронтов начали операцию «Кольцо».  К этому времени нашей 121 танковой бригаде пришло пополнение – колонна танков Т-34 «Челябинские колхозники», построенная на средства жителей области. Началось формирование экипажей взводов и рот. Ночью подняли по тревоге личный состав. Командир машины старший сержант Иван Бутырин подводит нас к танку Т-34: «Вот наша машина. Старший механик-водитель Студенцов, принимайте и готовьте к бою. Утром выступаем!» До рассвета оставались считанные часы. Нужно дозаправить машину топливом, боеприпасами, проверить регулировки, воду, крепление аккумуляторных клемм, электрооборудование и другое. Командир орудия Саша Заярнюк, радист Иван Полякин – все взялись за дело. А мне еще нужно было знакомиться с управлением, с переключением передач, что где расположено – масса, кнопка стартера, как открывается и закрывается люк (до этого я был старшим механиком-водителем, мастером вождения танка КВ). До утра с машиной освоился.

         Утром перед нами поставили задачу: с танком командира взвода разведать обстановку на станции Гумрак. Задача была выполнена. После этого садимся на хвост отступающему противнику, движемся вперед. Гитлеровцы несут большие потери. Так продолжалось весь день. Ночью останавливаемся, заправляем машину горючим, боеприпасами, ужинаем, устраняем в танке неисправности. По очереди несем караульную службу. Прогреваем моторы. Стою на посту, слышу гул немецких самолетов. Вот к небу пошли серии ракет. Это наши угадали намерения немцев и дезориентировали их, самолеты сбросили на парашютах груз в наше расположение, это были два контейнера, в которых оказались консервированный хлеб, 1935 года галеты, немного шоколада и технический спирт в тюбиках. (Прим. автора. В это время армия Паулюса уже испытывала острый недостаток в продуктах. Их доставляли исключительно с воздуха, а в небе над Сталинградом преимущество уже держала Красная армия).

    Утром следующего дня - снова бой. Идем вперед, ломаем кольцо окружения, движемся вдоль железной дороги, выкуриваем немцев из землянок и блиндажей, берем в плен. И так день за днем. В степи страшный ветер, мороз под 30 градусов».

     С тяжелыми боями танкисты продвинулись в район станции Орловка. Утром 26 января 1943 года получили приказ - с боем пробиться в поселок Красный Октябрь и соединиться с частями дивизии Родимцева. Первым шел танк Ивана Бутырина, на котором воевал Юрий Студенцов.

     В своих воспоминаниях Юрий Леонидович пишет о многих однополчанах. Старший сержант Саша Заярнюк – уроженец Харьковской области, командир орудия, отличный стрелок, прекрасно ориентируется в бою. Радист Иван Петрович Полякин, сержант, по возрасту был старше других членов экипажа, уроженец Сумской области. Таков был экипаж Т-34. Сзади шла рота легендарного бати - старшего лейтенанта Василия Мартехова, механик-водитель мастер вождения Виктор Кусов, радист Колеснец. Далее - танк младшего лейтенанта Дмитрия Горбачева, он с берегов Маныча, механик-водитель Николай Шадрин, дальневосточник, мастер вождения. В составе первого взвода под командованием лейтенанта Рубца, старшим механиком-водителем был старшина Володя Бурнаев, ленинградец, Студенцов был знаком с ним больше года, провели не один десяток тяжелых боев, надежный человек, в бою товарищей не оставит.

      Сколько было их, надежных друзей, на фронтовых дорогах!

Вперед – с тяжелыми боями

      Из воспоминаний Ю. Л. Студенцова:

      «Я доложил командиру танка Бутырину: «Товарищ командир, танк к бою готов!» Командир дал ориентиры движения. Бригада поддерживала танки огнем, подавляя все живое. Двигаться по развалинам, чувствовать под танком погреб, блиндаж было очень тяжело. Идти надо прямо, провалишься – вылезать трудно. Подставишь днище, - там броня тонкая, пробьет снаряд даже легкой пушки, эти пушки немцы маскировали в развалинах. А смотровая щель - 2 мм шириной и 200 мм длиной. И в неё надо было видеть все, что впереди: у такого-то ориентира пулемет, или миномет, из развалин бьет автомат, где-то прячется снайпер… Чуть почувствовал, что клюнул передом, нужно сдать назад. Податься влево, вправо, не провалиться, идти вперед на ориентиры командира. От ориентира 3 по танку взводного бьет пушка. Команда - уничтожить. Пушка наведена на цель, выстрел. Когда отнесло дым, мы увидели, что цель накрыта.

     И вот из всех укрытий вылезают немцы. Кидают оружие, сдаются в плен. Строятся, колонной идут в тыл. Вояки, покорители Европы выглядят как ряженые. Спасаясь от мороза, укрыли лица и тела чем придется, даже женскими рубашками, лифчиками, на ногах – не поймешь что. Счастливчики для тепла обуты в соломенные боты громадных размеров. Хорошие вещи, награбленные у населения, надеясь победить, отправили в Германию.

     Двигаемся вперед с тяжелыми боями. У нас тоже есть потери. Но огневая мощь и ударная сила танков делают свое дело, враг сдается. Сзади идет пехота. Это те винтики, которые ввинчиваются в землю, закрепляются и зачищают завоеванную территорию.

    Пройдена большая часть пути. И вдруг – страшный взрыв! Тело неподвижно, сознание отключилось, - контузия. Но через  секунды оцепенение проходит. Проверил себя: руки целы, а ног как будто нет. Щупаю, - целы, и вот они уже начали работать. Теперь всё ясно – подорвались на мине, нужно вылезать, восстанавливать танк. Но кругом враг, нужно прикрытие. Вперед по минному полю никто не идет, движение приостановилось. Решение командира – прикрыть нас огнем. Открываем люк и пулей вылетаем из танка в снег. Рядом, в воронке, убитые, один на другом. Гусеница танка порвана. Задача как можно быстрее восстановить неисправность. Рядом – радист, командир орудия и два автоматчика, морячки-тихоокеанцы, которых я возил в танке по обоюдному согласию. С брони их давно сняли бы вражеские автоматчики или снайперы. Выкуривать из блиндажей и подвалов немцев мы выпускали моряков через десантный люк. Несмотря на обстрел, дружно беремся за работу, соединяем гусеницу, натягиваем ее. Помогает подоспевшая пехота. Быстро убираемся в танк, команда – вперед!

     Груды земли, печи, развалины домов. Быстро не пойдешь, крен влево, вправо, клюем передом, но все равно - вперед. Вот показались фабричные трубы, значит, мы близки к цели. Давим гусеницами какие-то предметы. Бьем по немецкому танку, он горит, тараним пушку. Вот мы и на вершине Мамаева кургана. Слева овраг, внизу видны развалины города, дальше Волга, до нее рукой подать, левый берег виден до самого горизонта. С этой точки немцы просматривали всю местность, координировали огонь орудий, накрывали живые цели, разрушали здания, переправы, топили деревянные  плавсредства.  Движемся вперед. Вот и поселок Красный Октябрь. Красные домики, как стайка снегирей. Здесь, у Мамаева кургана, и соединились войска 64 и 21 армий. Дивизия Родимцева встретилась со 121 танковой бригадой, ведомой подполковником  Невжинским. Солдатские рукопожатия. Выясняем,  нет ли земляков. Справа от нас у цистерны -  оживление. Там выкуривают немцев. Красноармейцы злы на них, много пролили они нашей крови.

      Задача – уничтожить южную группу войск противника. В перерыве между боями проведены политинформации. От поселка Красный Октябрь начали наступление в черте города. Уличные бои для всех новы, немец, используя развалины, подвалы, подземные коммуникации заводов, ведет огонь из пулеметов, винтовок, автоматов. Из укрытий бьют минометы. Вот противник выкатывает на прямую наводку пушку, но с нами мотострелки, у них обзор шире, прижали вражеский расчет к земле. А танкисты берут пушку под прицел. Выстрел, - цель накрыта. Рядом идут танки командира взвода Рубца. Противник яростно сопротивляется, сдаваться не хочет, ждёт обещанной Гитлером помощи. Каждый метр приходится отвоевывать с боем. А в это время идет ожесточенное сражение в  степях за Доном. Наши части громят армию Манштейна, которой поставлена задача выручить осажденную группировку Паулюса.

       …Мы пробиваем дорогу мотострелкам, нам помогает артиллерия, катюши. У всех страстное желание - скорее разгромить группировку Паулюса. Но движемся медленно, с потерями. Война, она без жертв не бывает. Раненым, в том числе и немецким солдатам, помогают наши санитары. Есть и пленные, но массовой сдачи нет. Враг зажат на малой территории. 30 января вечером пробились с боями к зданию универмага. Остановившись, ночуем в танках.  Мороз за 20 градусов, поземка, ветер пробирает до костей, в железе - 30 тонн металла - холодней, чем на воле. Придумали засовывать за пазуху переноску. Груди теплее, а спина еще больше зябнет. Ногу все время приходится держать на педали, прогревать двигатель, чтобы не прихватило морозом радиатор. Немного сбросил оборотов, - температура падает, снова прибавляешь обороты. В таких условиях приходилось воевать».

Пленение Паулюса

     К утру 31 января заправились горючим, пополнили боеприпасы. Студенцов доложил: «Товарищ командир, танк к бою готов!» После завтрака прибыл офицер связи, сообщил, что, по данным разведки, в подвале универмага находится Паулюс со штабом (Прим. автора. Обычно указывается, что штаб 6-й армии вермахта располагался в универмаге, однако в журнале боевых действий Донского фронта уверенно указывается в качестве штаба и места пленения здание исполкома.. Да кто же разберет в развалинах Сталинграда, какое здание для чего предназначалось до войны).

     Из воспоминаний Ю. Л. Студенцова:

     «Вам, товарищ Бутырин, задача: как только пробьетесь к зданию универмага, послать танк за командирами». Звучит команда «Вперед!» Ведя усиленный огонь, ломая штакетник, проскочили газон. Вот и здание универмага. Пушки нацелены в окна. Огонь стихает. Команда – «За начальством!»

     Пленение генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса производил начальник штаба 64-й армии генерал-майор Иван Андреевич Ласкин. Это немцы настаивали, чтобы представитель с нашей стороны был в звании не ниже генерала».
      В истории войн фельдмаршалов брали в плен нечасто. Гитлер присваивает Ф. Паулюсу звание генерал-фельдмаршала 30 января 1943 года по радио в расчете на его самоубийство, ибо в истории Германии не было случая пленения фельдмаршала. Вместе со своим штабом и 6-й армией – свыше 91 тысячи человек, более 2500 офицеров, 24 генерала - он был пленен в последний день января 1943 года в Сталинграде. Это был последний акт грандиозной битвы на Волге, которая внесла перелом в ход не только Великой Отечественной, но всей Второй мировой войны.

     Из воспоминаний генерал-майора И. А. Ласкина:

      «На нашей эмке мы повезли его в штаб 64-й армии, в село Бекетовка. В первой машине Паулюс ехать не захотел – кругом было много мин. Тогда впереди пошла полуторка, в нее посадили пленного генерала Шмидта. Потом уже следовала легковая машина, где были я и Паулюс. По дороге красноармейцы конвоировали пленных немцев. Еще совсем недавно завоеватели, бравые вояки, сейчас они имели жалкий вид сброда. Я приказал водителю замедлить ход возле одной такой группы. Видя печальное зрелище, которое представляла его бывшая армия, Паулюс горестно поник головой: «Это ужасно»…

    «Среди пленных было много больных, обмороженных, им окажут помощь, гуманизм - это наша черта», - заметил в своих воспоминаниях  Юрий Леонидович Студенцов. Он не написал о том, что в ознаменование прорыва – расчленения вражеской группировки переднего края обороны противника 26 января 1943 года их танк был оставлен в районе поселка Красный Октябрь и стал первым памятником разрушенного Сталинграда. Он и сегодня стоит на северо-западном склоне Мамаева Кургана. А за отличия в боевых действиях, героизм, мужество и отвагу, проявленные в боях за Сталинград, Указом Президиума Верховного Совета СССР 121-я бригада была преобразована в 27 гвардейскую.  За участие в Сталинградской битве Юрий Леонидович Студенцов награжден орденом Боевого Красного Знамени. Наследием жестокого сражения были трупы погибших с обеих сторон солдат и офицеров: 47 тыс. солдат и командиров Красной армии, 147 тыс. – вермахта.

На запад!

      Наступило первое февраля 1943 года. И новый приказ - уничтожить северную группу окруженных фашистских войск. Провели заправку горючим, пополнили боеприпасы, проверили регулировки, материальную часть, устранили мелкие неисправности. И вновь механик-водитель докладывает: «Товарищ командир, танк к бою готов!» В своих воспоминаниях эту фразу Юрий Леонидович повторяет особенно часто. В ней – высокая ответственность за исход будущего боя. А был Студенцов всего лишь рядовым той страшной войны.

       На высоком постаменте в центре села Вознесеновка Белгородской области застыл танк «Т-34». На серой плите высечена надпись: «Здесь захоронены гвардейцы-танкисты…» А ниже – 117 фамилий воинов и среди них Герои Советского Союза командир танка гвардии лейтенант И. У. Бутырин и командир роты гвардии старший лейтенант В. Ф. Мартехов, удостоенные этого высокого звания 26 октября 1943 года посмертно за подвиг в боях под Белгородом. История этой братской могилы необычна. С марта по июль 1943 года в селе находилась 27-я гвардейская отдельная танковая бригада. Между жителями недавно освобожденного от оккупации села и танкистами завязались теплые, дружеские отношения. В ночь на 5 июля бригаду подняли по тревоге. Поддерживая стрелковые дивизии, она вела бои в направлении Масловой Пристани, в районах сел Ржавец, Нижний Ольшанец и других, проявляя небывалый героизм.

       Герой Сталинградской битвы И. У. Бутырин 5 июля 1943 г. у села Маслова Пристань первым на своем танке ворвался в гущу наступающих фашистов, метко расстреливая их, сея панику. Когда наша контратака захлебнулась, гвардии лейтенант Бутырин покинул танк и поднял пехотинцев в бой. Враг был отброшен, но отважный танкист в том бою погиб. Экипаж танка уничтожил 21 противотанковое орудие, 4 танка, 11 пушек, 5 дзотов, 3 тягача, 11 автомашин, более 300 вражеских солдат и офицеров.

      Василий Мартехов - дальневосточник, богатырского телосложения, знающий командир, он воевал отчаянно. На станции Морозовка в составе группы из пяти танков ворвался на немецкий аэродром и в упор расстреливал самолеты противника. Между танкистами был негласный уговор – хоронить павших боевых товарищей в Вознесеновке. Поэтому погибших танкистов привозили в село к хатке Дарьи Кирилловны Куземкиной, матери Павла Куземкина, командира одного из танков 27-й гвардейской отдельной танковой бригады.

      Мемориальный комплекс, посвященный героям-танкистам и землякам, погибшим в годы войны, был открыт в Вознесеновке 8 мая 1965 года. Накануне состоялось перезахоронение останков танкистов. Со всех уголков страны приехали в село ветераны 27-й гвардейской отдельной танковой бригады, чтобы почтить память погибших однополчан. Был там и Юрий Леонидович Студенцов, участник боев под Курском и Белгородом.

     24 июля 1943 года танк подбили, он загорелся. Командир батальона Александр Ушаков, который находился в танке, погиб, механика-водителя  ранило.

    Из воспоминаний Ю. Л. Студенцова:

    «Радист кричит: "Юрий, спасайся!" Подымаюсь - силенки нет. Глаза залило кровью. Не помню, как очутился на воле. Одежда на мне горит. Катаюсь по земле... Кое-как сбил пламя.  Комбат наш погиб, а заряжающего мы с Колей Шашковым выволокли из танка. У того были перебиты ноги. Только успели его оттащить на несколько метров, - наш танк взорвался... Лежим на земле за небольшим укрытием, - пули-то и раненых не милуют. «Куда теперь?» - шепчет Коля. «Хотя бы до  артиллеристов, - говорю, - добраться, помогут».  Сгоряча и боли как будто не чувствую. Волочем по земле своего заряжающего. Далеко мы его протащили, не помню, сколько метров. До артиллеристов не добрались. Навстречу - связной танк.  Нас, троих раненых, подобрали. Но не проехали мы и километра, как по связному танку, нашему спасителю, ударил снаряд дальнобойной пушки. Вот не повезло, так не повезло! Пришлось опять ползти. А что было дальше, я не помню. Очнулся в госпитале. Сестра говорит: "Не думали, что выживешь". Так тогда все осколки из меня и не вынули, сейчас еще иногда маленькие выходят».

      В госпитальной книжке отмечено, что старший механик-водитель Студенцов получил ожег III степени правой и левой ушных раковин, ожег II степени правой и левой кистей рук и спины, а также осколочное ранение в левую кисть руки и спину.

     Мария Петровна получила от супруга из госпиталя письмо, а почерк – чужой. Стоит – ни жива ни мертва, распечатать конверт не может. Думала, что погиб…

     Сын Юрия Леонидовича, Владимир Юрьевич, показывает мне коллективное фото.

    - Вот видите, у всех нормальные лица, а у отца – черное, это он так обгорел. Этот снимок сделан на встрече ветеранов спустя много лет после войны.

      Едва оправившись в госпитале от ранения, Студенцов вернулся в часть, участвовал в боях на Днепре, зимой 1944 года - в разгроме Корсунь-Шевченковской группировки немцев. За эти бои 24 января 1944 года награжден орденом Отечественной войны I степени, за бои в районе Новоукраинка, городе в Кировоградской области Украины – 24 апреля 1944 года получил орден Красной звезды.

    Последнее ранение - в правую ногу - Юрий Студенцов получил 28 декабря 1944 года под городом Эсторгомом в Венгрии. Но каждый раз он возвращался в строй.

     Еще в 1942 году прошел Юрий Студенцов курс подготовки и получил звание младшего техника-лейтенанта. Но приказ о присвоении офицерского звания нашел его только в 1944 году под Яссами в Румынии. Здесь и был он поставлен на должность заместителя командира роты по техчасти. В районе Ясс Юрий Студенцов участвовал в прорыве сильно укрепленной обороны противника. Часть, в которой служил, получила наименование Ясской. Вместе с ней танкист прошел с боями Румынию, Венгрию, часть Австрии, Чехию. За прорыв обороны под Будапештом 24 декабря 1944 года награжден орденом Отечественной войны II степени.

    Так, с пятью орденами и двумя медалями, последняя из которых – «За Победу над Германией», с пятнадцатью благодарностями Верховного главнокомандующего товарища Сталина, вернулся Юрий Леонидович Студенцов в родные края, в с. Никольское, к своим троим детям и супруге. В 1954 году сам построил для семьи дом. С 1957 по 1966 год работал бригадиром тракторной бригады в Закобякинской МТС, механиком в колхозе им. Мичурина.  После укрупнения колхозов Мичурина и Дзержинского до пенсии трудился на разных работах в колхозе им. Дзержинского. С Марией Петровной они вырастили и воспитали пятерых детей, она работала учителем начальных классов. Когда Студенцовых постигло несчастье – сгорел дом, Юрий Леонидович вновь сам выстроил дом для семьи, «чтобы было видно по всему: здесь живет семья российского героя, грудью защитившего страну». Было это в 1991 году.

    Умер Юрий Леонидович 5 июля 1996 года и похоронен на кладбище в с. Ильинском на Коньше.

Время придет – рассеется дым.

Смолкнет военный гром.

Шапку снимая при встрече с ним,

Скажет народ о нем:

- Это железный русский солдат,

Он защищал Сталинград.

     Так написал о защитниках Сталинграда наш земляк, поэт Алексей Сурков. Жаль, что произносим мы эти слова и шапки снимаем теперь только на могилах. Железные русские солдаты спасли свою Родину и ушли. Будем вовеки благодарны.

Татьяна БЕЛОВА.

На снимках: 1 - последние похороны; 2 – командир ставит задачу перед боем; 3. Пиджак отца хранит сын; 4 – Студенцов Ю. Л. на встрече фронтовиков, в первом ряду третий справа; 5 – фронтовые товарищи; Студенцов Ю. Л. – слева; 6 – в годы войны (слева).

1.jpg 2.jpg 3.jpg 4.jpg 5.jpg 6.jpg