Полуэкт ШАРАПОВ

Каждая пуля - в цель

У любого фронтовика есть свои, только ему близкие воспо­минания. Не всегда они связаны с победами и решающими со­бытиями войны. Наш земляк Николай Васильевич Пальмин, уроженец деревни Русиново, никогда не забудет зимних дней 1942 года под Велижем. Это был первый город, к которому он подошел вплотную вместе с бойцами Ярославской коммунисти­ческой дивизии и мог вдоволь насмотреться на результаты хо­зяйничания фашистских захватчиков. Больно было сознавать, что это наш советский город, а принадлежит не нам.

Прибывшие ярославцы решили положить конец вражеской идиллии. Правда, не было приказа для наступления. Вспомнили о мас­терах одного выстрела - о снайперах. Еще до войны Николай Пальмин окончил снайперское училище. Полгода ежедневных упражнений в стрельбе из снайперской винтовки что-то значи­ли в боевой обстановке. Тем более что еще во время формиро­вания части его снабдили снайперским шестикратным прице­лом. По инициативе коммуниста Н. В. Пальмина в дивизии развернулось снайперское движение. После ряда успешных вы­лазок он начал соревноваться со снайперской группой сержан­та Опарина. Она воевала в соседней частя и была известна на всем Калининском фронте. Н. В. Пальмин написал письмо в дивизионную газету «За Отчизну», в котором обращался к воинам-ярославцам с призывом расширить снайперское движение.

Н. В. Пальмин в числе первых воинов Ярославской комму­нистической дивизии был награжден медалью «За отвагу». Вспоминая свое первое задание, Николай Васильевич писал: «Я должен был скрытно перейти по льду Западную Двину в районе лесопильного завода и засечь местонахождение вражес­кого наблюдательного пункта. Вместе со мной посылалось от­деление стрелков, а может быть, я прикомандировывался к пе­хотинцам, — в таких случаях всегда кажется, что именно на тебе лежит главная ответственность.

Утро выдалось солнечное, морозное, ясное. Это помогло нам обнаружить вражеский наблюдательный пункт. В полу­разрушенном деревянном доме, в окне на втором этаже, я заме­тил поблескивание. Вглядевшись, различил человека с бинок­лем. Он тщательно обшаривал взглядом наш передний край. Видимо, наблюдатель был хорошо связан с минометчиками, ибо каждое движение наших бойцов не оставалось безнаказан­ным: сразу же хлопал разрыв мины. Я впервые поднял вин­товку на врага. Но, разволновавшись, сделал неточный выст­рел. Наблюдатель спрятался и долго не показывался. Я ругал себя, не прощая такую досадную оплошность. Не зря снайпе­ров называли на фронте еще и охотниками. Любая охота тре­бует выдержки и терпения. Устроившись поудобнее за толстым бревном, я не отрывал глаз от окна. «Следило» за ним и сол­нышко. Как только наблюдатель поднял бинокль - тотчас в мою сторону шмыгнул солнечный зайчик. Спасибо, я готов! Спокойно нажимаю на спусковой крючок, - из окна на снег падает бинокль. Не теряли времени и мои спутники-пехотинцы. Они наносили на карту расположение обороны противника.

Огонь снайперов стали применять не только в обороне, но и в наступлениях. Меткие стрелки гасили пулеметные точки врага, стреляли по амбразурам, помогали пехоте точным ог­нем, при контратаках фашистов в первую очередь сражали офицерский состав».

В октябре 1942 года Н. В. Пальмин был направлен на кур­сы командного состава. К этому времени из своей снайперской винтовки он уничтожил 247 гитлеровцев.

«Знамя груда", 1971 год.