ChupilkoMK 

15.08.1913 - 24.07.1944

                        Презирая смерть

Полк  самоходно-артиллерийских орудий стремительно продвигался вперед. После    ночного дождя дорога пестрила  лужами. Местами от асфальта шел пар. Чупилко вглядывался в зелень кюветов, белизну облаков, в неровности на шоссе. Живая природа будила воспоминания:     "Березы и ели такие же, как у нас, в Макарове, и деревни такие же, только называются  по-иному - вески. Покончим с войной, вернусь в колхоз. Буду водить машину по-армейскому, с ветерком".

В Макарово он приехал в 1933 году из Каневского района Черкасской области. Работал трактористом в совхозе "Горушка", потом продавцом в городе Данилове. Трудолюбивый, находчивый, никогда не унывающий парень активно участвовал в кружке художественной самодеятельности при  клубе железнодорожников. Позднее Михаил уехал в Крым, в совхозе «Бейсу Ковче» (потом «Семенной») заведовал складом. Закончив курсы механизаторов, работал трактористом и комбайнером, женился.

На войну ушел добровольцем. Окончил курсы санинструкторов. В 1941 году на Кавказском фронте был тяжело ранен, через год - вторично. После третьего ранения в июне 1943 года получил месячный отпуск. Отдыхал у матери в деревне Макарово. В августе 1943 года уехал учиться в Кировское танковое училище.

И опять фронт. С  января 1944 года старшина Чупилко воевал на II  Украинском фронте. В районе Корсунь-Шевченковский  за умелые действия в бою и захват 12 пленных был представлен к награде. Там же, в  жарком бою его танк был подбит. Из экипажа в живых остался только он. И вот Белоруссия. Теперь он водитель самоходно-артиллерийской установки. Навстречу бежит шоссе. Где-то впереди - государственная граница с Польшей. Мелькнула дощечка с указателем "Черемха".  Поперек  дороги и дальше тянулся грязный след с отпечатками гусениц  тягачей.

Чупилко сбавил скорость. Где-то здесь залегла наша пехота. После безуспешной атаки бойцы ожидали поддержки огнем. В шлемофоне услышал голос: "Чупилко, слева на высоте противник. Направление - здание на холме! Полный вперед!"

- Есть, полный вперед.

- Слева орудие Дуболюбова, справа - Михаил Большаков, - продолжал пояснять командир, - остальные поддержат из-за шоссе.

... Машину качало, как на волнах, в прямоугольнике смотровой щели появлялись то небо, то лента оврага с островками кустов. Чупилко старался представить картину боя: "Ударят в упор. Допустят до огородов и... Нет, елочки зеленые, зависит кое-что и от меня. У развилки дороги сверну налево, прикроюсь за бугром".

На косогоре прямо перед машиной замелькали каски врагов. Из окопа, выдвинутого вперед, черным кругом виднелась пушка. Чупилко плотнее положил ладонь на рычаг.

- Стоп! - сухо гуднуло в наушниках, и в то же мгновенье на месте вражеского орудия плеснулось пламя. Так же вот, с одного удара, выбивал он на городошной площадке "артиллерию" и "пушку" стволом книзу.

- Стоп! И новый снаряд, боднув землю, громогласно рыгнул огнем. Из разоренного укрытия выползли три фашиста, испуганно, словно тараканы, шарахались по ровному, как салфетка,  лугу. Их накрыло орудие Большакова.

- Молодец, Миша! И хотя стрелял не он (Большаков был водителем), Чупилко продолжал восхищаться другом.

-  Как по заказу.

Впереди, на вершине холма, вздыбились всплески разрывов. Били самоходки из-за шоссе. Всплески разрастались, образуя сплошную черную стену с дышащими, как у костра краями.

Увлеченный боем, Чупилко не сразу увидел, как забесновался такой же круговорот огня за бортом его самоходки. Снаряды жалили машину градом осколков, норовили разорвать ее бронированный корпус. Заклинило люк, оторвало каток, но самоходка продолжала идти.

Разбито еще одно орудие врага, рассеяна группа солдат, опрокинута грузовая машина. Но вот самоходка дрогнула, накренилась и поползла в воронку. "Перебило гусеницу?"

- Куприяныч! - услышал он голос сверху, - пробуй назад. Сказано было так спокойно, что Чупилко не сразу ответил: "Есть!"

Осторожно, как перегруженный санитарный автобус, двинул он самоходку на боевую позицию. И снова закипела, заплясала вокруг земля. Машину расстреливали в упор. Но, как бы наперекор всем смертям, она шла вперед, посылая снаряд за снарядом. Горячие языки пламени лизали броню самоходки, красной кошкой спускались к земле, а из ствола ее вырывались и вырывались снаряды.

...Высоту у деревни Кузава близ железнодорожной станции Черемха обходили десятки краснозвездных машин. Фашисты перенесли огонь на орудие Большакова, на самоходки полка.

- Нас в расчет уже не берут.

Чупилко вытер вспотевший лоб. В отсеке было  жарко, как в бане. За броней шумел огонь. Земля вокруг машины казалась оранжевой.  Впереди виднелась траншея врага, из нее стреляло орудие. "Надо, чтобы оно замолчало!  Боеприпасы не кончились, не кончен и бой!"  И как бы в подтверждение этому, грянул разящий выстрел.

... Выпущен последний снаряд.  Замолкла неугомонная пушка, но не заглох мотор машины, билось сердце Чупилко. Объятая пламенем самоходка шла на врага, рядом бежали наши солдаты. Гремело могучее "Ура!"

Смелыми и решительными действиями Михаил Чупилко обеспечил переправу полка и захват плацдарма. В этом бою механик-водитель и наводчик уничтожили на берегу Добосны 6 противотанковых пушек, 3 минометные батареи, 12 пулеметов, около 60 фашистов.

24 августа 1944 года газета "Правда" опубликовала Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении старшине Михаилу Куприяновичу Чупилко посмертно звание Героя Советского Союза.

Жена героя - Ольга Андреевна Астапенко и сын Владимир Михайлович Чупилко живут в Крыму в городе Джанкой.  Одна  из его сестер - Анна  Куприяновна Чупилко по-прежнему  живет  в  д. Макарово Слободского сельсовета. За отвагу и мужество, проявленные при прорыве обороны    противника у железнодорожной стации Черемха, Михаил Егорович  Большаков удостоен ордена   Красного Знамени. Он живет в нашем городе,  работает слесарем-наладчиком в спецотделении механизированного отряда   "Сельхозтехника ".

Полуэкт  ШАРАПОВ.

1975 год. Газета "Знамя труда".