kanareikin A K

Информация

 26.03.1924 - 06.04.2015

Слуга Отчизны

От Максимцева до Середы

   Детство есть детство.  Даже если оно пришлось на трудные годы, то трудным всё равно  кажется только близким взрослым, а для ребенка, - золотое времечко. Вот и Анатолий Константинович Канарейкин как-то спокойно вспоминает свое деревенское детство. Родился в деревне Максимцево, что недалеко от Федурина, в простой семье. Мама, Вевея Филипьевна - колхозница. Откуда имечко такое - Богу весть, но красивое. Отец, Константин Михайлович, одно время работал в Данилове в столовой Ягодина, что располагалась на первом этаже масаинского дома, и жили родители тогда в городе, снимали квартиру.  А Толю в это время воспитывала бабушка Надя, он оставался в Максимцеве. Позже отец стал работать секретарем сельсовета в Федурине, большой властью был. Деток в семье росло двое, на 4 года младше Толи был Николай.

   Начальное образование  Толя  получил в Федуринской школе, а потом пришлось потопать за пять километров в Середу.  Зимой, правда,  жил там на квартире, но как только теплело, нипочем становились ни расстояние, ни грязь - домой! Так и закончил семилетку, солидное по  тем временам образование. Пошел работать в колхоз, потом - на строительство дорог, на лесозаготовки. Мужиком пришлось стать рано. Как же! На лесозаготовки спускали напряженный план, скидок на возраст не было. И вот работали безусые мужички,  кто рубил деревья, кто возил. По пояс в снегу, в замерзших рукавицах, в деревянных от мороза валенках. Дров требовалось много и всем. Так до самой войны и трудились.

 В первые годы войны

   Когда началась война, Анатолию не исполнилось и  семнадцати лет. Но всех молодых и старых сразу призвали на трудовой фронт, его - в город Осташков на озере Селигер. Поселили призванных в сараи, питание плохое. Так полуголодные, полураздетые и жили до самой зимы. А потом направили под Рыбинск рыть противотанковые рвы. Десятки тысяч горожан копали землю, миллионы кубометров грунта вынуто, а история войны показала, что устройство ПТ-рвов не обеспечивает серьезную задержку танков противника. Вряд ли кто-то понимал, потребуются эти рвы, или нет, но позади были полгода тяжелейшего отступления красной армии, еще не преодоленная растерянность  и много, много потерь.

   Позже пришло понимание, что гораздо полезнее учить молодых воевать. И Анатолия вызвали в военкомат. На сборном пункте вместе с такими же ребятами прошли комиссию, отобрали 12 человек, в том числе середчанина Николая Сердцева  и его. Толю назначили старшим, направили в Москву, в радиошколу.  Изучали материальную часть танка Т-34, азбуку Морзе. В результате учебы радист должен был принимать 5 групп смешанного текста, это "на отлично". У Анатолия получалось, но было очень трудно.

   Посерьезнели, повзрослели ребята в одночасье. Москва 1942 года источала тревогу. Враг стоял на подступах к столице. По вечерам в небо поднимались сотни заградительных аэростатов, широко применяемых для защиты города от нападения с воздуха. Вся жизнь настраивала на ответственность.

   По окончании учебы Николая Сердцева  оставили в школе преподавать, а Анатолию присвоили  звание старшего сержанта, получил   ромбик и "шпалы" черно-синего исполнения (для технических войск) да три треугольника на петлицы.  И отправили эшелоном в распределительную роту в Нижний Тагил.

    Шла зима 1943 года. Куда дальше? Ребята жили в огромной землянке, где в проходе стояла печь буржуйка, и ждали своей участи. Здесь формировались экипажи знаменитого танка  Т-34, показавшего в течение Второй мировой войны абсолютное превосходство в проходимости, маневренности, подвижности. Танковый экипаж Т-34 состоял из четверых бойцов: командира, механика-водителя, заряжающего и радиста-стрелка. Радистом-стрелком и был назначен Анатолий Канарейкин. Тогда он и представить не мог, что скоро, совсем скоро ему придется участвовать в танковом сражении под Прохоровкой, которое войдет в мировую военную историю, как крупнейшее и самое жестокое из всех танковых битв.

    А пока ребята с интересом осваивали новое дело. Ходили на завод, подбирали танки, помогали рабочим завода доводить их до ума - что-то подкрутить, смазать,  заменить. Каждый танк гнали на танкодром, где механики-водители испытывали его. Уральский завод ежесуточно выпускал целый эшелон танков, а всего за время войны из его ворот вышло 35 тысяч единиц этой мощной техники! Всё это Анатолий узнал много позже, после войны. А там, в Нижнем Тагиле просто работали и боролись с голодом. Счастье, когда ребята получали наряд на кухню. Ничего сверх положенного там конечно было не съешь, в дверях стоял часовой, каждого обыскивали. Но, убирая со столов, можно было обсосать оставленную селедочную  голову. Иногда удавалось вынести в штанине заветную сырую картофелину, и она казалась вкуснее самого изысканного лакомства.

    Однако пришло время отправки на фронт. Куда - никто не знал. Это сейчас поезда с военной техникой идут открыто, а во время войны всё было засекречено. Техника - под брезентом, всюду часовые. На остановках, увидев старые копёшки ржи, ребята выскакивали из вагонов, чтобы раскинуть шинели и потрясти над ними снопы. Потом в вагонах варили собранные зерна, ели, утоляя голод. Так и ехали в неизвестность, многие - погибать.

Под Прохоровкой

    Состав разгрузили на станции Валуйки под Воронежем. В двух - трех километрах в окружении молодого сосняка находилось село Уразово, там и стоял в апреле - мае 1943 года резерв II танкового корпуса. Танкисты учились, знакомились с бытом здешних мест, удивлялись белым мазанкам с земляными полами, топили печи соломой и ждали приказа. В это время в ставке Верховного Главнокомандующего обсуждался план летней наступательной кампании.

    Приказ был получен 4 июля. Из Уразова своим ходом танковый корпус отправился на Курскую дугу в район станции Прохоровка.  Так закончилась относительно спокойная жизнь танкового экипажа.

   Немцы стояли под Прохоровкой. Справа от нашего танкового корпуса располагался совхоз "Комсомолец". Названия этих населенных пунктов и хозяйственных единиц навсегда вошли в историю. Приказ - окопаться и ждать дальнейших указаний. Вчетвером вырыли окоп для своей тридцатьчетверки - два метра в глубину и по габаритам танка - в длину и ширину. Они были одной семьей: командир танка младший лейтенант Николай Жарков, уже побывавший в боях механик-водитель Георгий Бородин, заряжающий Владимир Саяпин и радист-стрелок Анатолий Канарейкин. Одна семья, и ещё все - живые…

    Против частей нашей армии стояла I панцергренадерская дивизия СС "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер",  II танковая дивизия СС "Рейх" и III танковая дивизия СС "Мертвая голова".

    12 июля, Петров день, жара стояла невыносимая. И грянул бой. Солнышко только  успело взойти, как дым и гарь закрыли все небо, стало темно. Стоял такой грохот! Сплошной рев моторов, лязганье металла, взрывы снарядов, дикий скрежет разрываемого железа…

   Всё произошло быстро. Снаряд пробил башню и обе стенки танка. Командира и заряжающего буквально разорвало на глазах Анатолия. Но он и Георгий Бородин только оглохли. Текла кровь из задетой осколком брови Анатолия. И что делать - Богу весть.

    Наши части отступили. Когда танкисты открыли люк, в двухстах метрах увидели идущих немцев, по броне танка как град стучали пули.

   И всё-таки Бог не оставил их в тот жуткий час. Как-то сумели выбраться, упали в ковыль, - поля не засевались, и ковыль вырос высокий. Ползком, на животе, на четвереньках смогли покинуть поле. Сейчас Анатолий Константинович связывает чудо своего спасения с молитвой матери. Постоянно смотрит фильмы о Курской дуге, читает книги и воспоминания, ищет ответ на трудные вопросы: что там было, как?

    Танковый корпус, действовавший на главном направлении армии, оказался в тяжелом положении, так как направление главного удара немцев совпало с районом действий корпуса. Корпус понес большие потери. Однако героическими действиями его части нанесли противнику такой удар, после которого он уже не в состоянии был предпринять большого наступления на этом направлении.  Так пишут историки о том бое, первом бое Анатолия Канарейкина.

Победители шли на запад

    Две недели искал он свою часть. Потом в ее составе  воевал на Степном, Воронежском, Юго-Западном фронтах. Когда все танки сгорали, ждал пополнения. И вновь - бои, теперь -    освободительные. Анатолий Константинович участвовал в освобождении Украины - городов Сумы, Гадич, Зеньков, Ахтырка… Преследовали фашистов, гнали их на запад. Противник терпел поражение за поражением. Победы наших войск на Курской Дуге, в Сталинграде, первые салюты в Орле и Белгороде. Так дошли до Днепра. В 1944 году на Октябрьскую освободили Киев и встали в Дарнице на нашей стороне Днепра. Потом началось освобождение Западной Украины, городов Ковель, Луцк. Двигаясь в сторону Восточной Пруссии, вместе с польским батальоном прошли Польшу, города Хелм, Люблин, Гдыня, многие другие. Наконец вышли к Кенигсбергу, Данцигу, на побережье Балтийского моря. Вторым Белорусским фронтом, в составе которого воевал в это время Канарейкин, командовал Рокоссовский. Но обстановка постоянно менялась, фронта перегруппировывались.

   Они шли, побеждая, но по-прежнему голодные, плохо одетые и подолгу немытые. Гимнастерки обносились. Досаждали вши. Танкисты боролись с напастью по-своему. Замачивали гимнастерки в отработанном дизтопливе. Глядишь и сдохнут насекомые, дадут передышку истерзанному телу. Бывало, на фронте по двое суток не ели. То полевую кухню разбомбят, то организационные неурядицы задержат довольствие. К этому привыкли. Солдат был рад  подстреленной курице, найденной кочерыжке или помидору.  Выжили!

   На Западной Украине воочию увидел Анатолий, что такое бандеровцы, националисты. Их зверства, их привычки стрелять в спину  - не выдумка. В апреле 1944 года Анатолий Канарейкин оказался свидетелем похорон Генерала, Героя Советского Союза всеобщего любимца  Николая Ватутина, погибшего от рук националистов.  И сейчас новости украинских событий заставляют ветерана остро переживать беду, настигшую наших братьев, украинцев.

   На войне как на войне. Помнит, как в   Белоруссии посреди боя остался среди немцев один и по танковому следу, нащупывая его руками, полз к своим, и вышел  же! Бывало так горячо, что везучими считали тех, у кого перебиты руки или ноги: подлечат и - домой! А выжить в кровавом бою надежды было мало.

 И вот пришел великий День Победы

   - 8 мая Германия капитулировала, - вспоминает Анатолий Константинович. - Мы были в шестидесяти километрах от Берлина, а брать Берлин не досталось, Жуков не взял наши части. Ну, все равно праздник невероятный. Обнимались, целовались, стреляли…

   В это время было решено провести в Москве  24 июня Парад в ознаменование победы СССР над Германией в Великой Отечественной войне. Начался отбор участников.

   - Отбирали солдат и командиров с хорошей строевой выправкой, на лицо красивых, не изуродованных, не раненых, не больных, и чтобы орденов было много, - рассказывает ветеран. -  Вне конкурса шли Герои Советского Союза, награжденные тремя солдатскими "Орденами Славы", они приравнивались к Героям.  А мы одеты плохо, кто в чем, давно не мытые. И вдруг мне сообщили, что я тоже буду участвовать в Параде. Поступило распоряжение привести солдата в нужное состояние. У одного из моих товарищей взяли одежду, она была лучше моей, хотя немного маловата мне. От каждого фронта, от каждого рода войск было отобрано по 200 человек. И отправили нас в город Штеттин на Одере для строевой подготовки.

    Посмотреть, как идет подготовка к Параду, в Штеттин приезжал Маршал Советского Союза Рокоссовский, которому Приказом Верховного Главнокомандующего было поручено командовать парадом, а Маршалу Советского Союза Георгию Константиновичу Жукову - принять Парад.

   - Говорили, будто Сталин вызвал Жукова и Рокоссовского и сказал, что оба они - кавалеристы, заканчивали высшее кавалерийское училище, а сам он уже старый, на лошади ему будет трудно, - вспоминает  слухи Анатолий Константинович. Наверное, это было недалеко от истины.

   По приближению великого события, будущих участников парада переправили на отечественных полуторках и американских студебеккерах из Штеттина в Познань, там пересадили в поезд и через Белоруссию повезли в Москву. В столице под Крымским мостом еще несколько дней оттачивали строй.

   - Нас, танкистов, разделили по отделениям. Командиром нашего отделения был человек, которому посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, а он вот оказался жив. И пока мы занимались строевой, он все ходил в Верховный Совет, доказывал, что живой. А я в это время оставался за него.

На всю оставшуюся жизнь

    Наконец он настал, день, который навсегда вошел в судьбу Анатолия Константиновича, стал его гордостью, отправной точкой для всей последующей жизни. Ведь быть участником такого Парада - это Событие всей жизни. На трибуне стояло Политбюро - Молотов, Калинин, Ворошилов, Хрущев. Но главное, он видел Сталина, человека, с именем которого они шли в бой и побеждали. Любовь к Сталину, уверенность в том, что Победа будет за нами, была невероятной. И тут, на Параде, Анатолий видел его близко. Счастье, гордость, переполнявший душу патриотизм вытеснили все остальные чувства.

   …Все хорошее кончается. После Парада из Москвы служилых вернули в Германию. А когда Анатолий отслужил срочную, остался в армии, в Белоруссии, еще на год. Время было тяжелое, кругом разруха, буханка хлеба стоила 600 рублей. Служба казалась убедительной альтернативой тому миру, от которого он уже отвык. Домой вернулся только в 1948 году. Семья поселилась в Данилове на улице Раменской. Мирной специальности у Анатолия не было. И некоторое время работал в мастерских леспромхоза. Потом позвали на железную дорогу в дом связи, там и прижился. Закончил вечернюю школу, потом экстерном сдал экзамен на электромеханика в дорожно-технической школе в Вологде, стал старшим электромехаником. Участок электросвязи был большой, и всё в одних руках. Поступил в Вологодский техникум железнодорожного транспорта, получил специальность техника-электрика. Да так и отработал на железной дороге старшим механиком аж до 1996 года. 72 года было Канарейкину, когда он решился-таки уйти на пенсию, 49 лет трудового стажа!

    Всё как у всех. И семья - тоже. Судьбу свою нашел в Белоруссии, и после возвращения со службы вернулся за Ольгой, привез в Данилов, поженились, вырастили двоих дочек - Свету и Аллу, сына Олега. Теперь у Анатолия Константиновича есть внуки, правнуки и даже праправнук. А Ольга Васильевна умерла, оставила его в том же 1996-м году.

   Всё как у всех… Но немножко больше, потому что у него за плечами была большая война, большая утрата и боль, когда умер Сталин, и большой Парад Победы, самый первый в нашей мирной истории. Сейчас о Параде Анатолию Константиновичу напоминает не только удостоверение №1645, выданное в 2000 году, не только тяжелый от наград выходной пиджак (только Орденов Отечественной войны - три, а сколько медалей!) Его участием в Параде  гордится весь город Данилов, вся Северная железная дорога. А в 2005 году ему довелось еще стать участником Международной общественно-культурной акции "Эшелоны Победы". Он один был приглашен от Северной железной дороги. Участвовал в мемориальных, военно-исторических и культурно-массовых мероприятиях в городах Республики Беларусь, а также Смоленске, Гагарине и Москве. Это были незабываемые дни.

На всю оставшуюся жизнь

Нам хватит подвигов и славы,

Победы над врагом кровавым

На всю оставшуюся жизнь…

Татьяна БЕЛОВА.

   

Николай ВАСИЛЕНКО

За наше будущее

Когда началась Великая Отечественная война, Анатолию Константиновичу Канарейкину было 17 лет. Жил и работал он тогда в колхозе, в Федуринском сельсовете. Сначала на фронт ушел отец, а затем и он надел солдатскую шинель. Незаметно пролетели месяцы учебы, и вот Анатолий Канарейкин уже ра­дист экипажа танка Т-34. Боевое крещение принял под Про­хоровкой.

Это был не просто бой, а настоящее танковое сражение, ко­торое вошло в историю Великой Отечественной как Курская битва, в которой с каждой стороны принимало участие до 1200 танков. День становился ночью от дыма и пыли. Казалось, го­рели небо и земля. Танки сходились лоб в лоб, шли на таран самолеты. Здесь, в этом сражении, Анатолий был контужен. Их машину подбили, из 4 человек экипажа в живых остались двое. Выйдя из того страшного боя, молодой вони понял смысл выра­жения «солдатами не рождаются, ими становятся».

А потом были бои за освобождение Украины. На реке Псел попали в окружение. Вырывались из смертельного кольца через горя­щий мост. На середине реки их танк вместе с мостом рухнул в воду. Но отважные танкисты остались в живых. Помогли боевая выучка н мужество. Уже па третьем по счету танке гвардеец Канарейкин сражался в Восточной Пруссии, участво­вал в штурме Кенигсберга, дошел до Берлина. Бесстрашно и умело воевал наш земляк. За сраженье под Прохоровной он был награжден медалью солдатской славы «За отвагу», за ос­вобождение братской Украины - орденом Отечественной вой­ны I степени, за бои в Восточной Пруссии — орденом Отечест­венной войны II степени.

Отгремели победные залпы, и Анатолию Константиновичу довелось пережить большое радостное событие. В составе свод­ного полка II Белорусского фронта он принимал участие в Параде Победы на Красной площади. На всю жизнь запомнил, как шли четким шагом победители, как бросали к подножью мавзолея В. И. Ленина поверженные штандарты фашистских армий.

Не менее интересна и трудовая биография Анатолия Кон­стантиновича. Демобилизовался он в 1947 году. Поступил ра­ботать электромонтером. Ловкого и смышленого парня заме­тили и направили учиться. После окончания учебы работал электромехаником. С обязанностями справлялся. Но чувствовал

—     знаний маловато, надо учиться. Сначала закончил 11 клас­сов вечерней школы, потом заочно техникум связи. Сейчас А. К. Канарейкин - старший электромеханик. Он опытный спе­циалист, умелый наставник молодежи. Под его руководством даниловский цех неоднократно выходил победителем в социа­листическом соревновании среди цехов Ярославской дистанции связи. Да и сам Анатолий Константинович за успехи в труде поощрялся неоднократно. Давно окончилась война. Но нет-нет да и вспомнит ветеран фронтовые годы, верных друзей-товарищей, бои и походы.

«Знамя труда», 1982 год.

 

Юлия Сидорова - Танкист

Хочу рассказать о человеке, который с честью отдал свой гражданский долг Родине, который, как и множество солдат той эпохи, приближал Побе­ду. Этот человек - мой прадедушка Анатолий Константинович Канарейкин.

В июне 1941 года он был мобилизован на трудовой фронт в Калинин­скую область, район Осташкова, около озера Селигер. Там строили военные дороги и доты, так как противник находился в нескольких де­сятках километров.

Зимой 1942 года деда вызвали в райвоенкомат и отправили в радио­школу в Москву. После окончания радиошколы ему присвоили воин­ское звание и специальность стрелок-радист танка Т-34. Затем их груп­пу из двенадцати человек отправили в город Нижний Тагил для форми­рования танковых экипажей. В Нижнем Тагиле имелся огромный завод по производству танков Т-34, Завод работал круглые сутки и выпускал сотни боевых машин. Время было сложное, сильные морозы, голод. В апреле 1943 года сформированные экипажи отправили железнодо­рожным эшелоном на фронт. На конечной станции Валуйки Воронежской области они разгрузились и своим ходом прибыли в Курскую область. Там и ждали приказа на передовую.

В июле 1943 года противник нанес сильный авиационный удар. На узком участке фронта в бою участвовало более 1200 танков. В этом бою танк, в экипаже которого состоял дедушка, был подбит и загорел­ся. Смертельно ранены командир машины и заряжающий. Деду и механику-водителю удалось контужеными выбраться из горящего танка. О сражении на Курской дуге подробно показано в кинофильме «Огнен­ная дуга». После битвы танковая дивизия была на формировке, ожи­дая получения новых танков. Летом следующего года она перешла гра­ницу с Польшей и с тяжелыми боями овладела польским городом Люб­лин. Далее наступали в направлении Варшавы. Много городов и насе­ленных пунктов освободили и вышли на территорию Восточной Прус­сии, освободили город Кенигсберг и повернули на Берлин. В 60 кило­метрах от Берлина находились, когда закончилась война.

24 июня 1945 года состоялся Парад Победы в Москве, в котором участвовал мой прадедушка. Он шел в составе двухсот танкистов от II Белорусского фронта. После войны с 1948 по 1996 год Анатолий Кон­стантинович работал в дистанции связи старшим электромехаником. За общественную работу в первичной организации ветеранов войны награжден грамотой Российского комитета ветеранов войны. Имеет два ордена Отечественной войны I степени и один орден Отечественной войны II степени, медали «За отвагу» и «За взятие Кенигсберга», много юби­лейных медалей. Мы желаем ему здоровья, счастья и долгих лет жизни.

2005 год.